О пионерском детстве

Многие ли помнят своё пионерское детство? Вот я помню. Мало того, вспоминаю это время всегда с добрыми чувствами. И с лёгкой грустью. Как что-то очень далёкое, прекрасное и навсегда ушедшее. Замечательное было время!

Многие ли помнят своё пионерское детство? Вот я помню. Мало того, вспоминаю это время всегда с добрыми чувствами. И с лёгкой грустью. Как что-то очень далёкое, прекрасное и навсегда ушедшее. Замечательное было время!

Сегодня исполнилось ровно 100 лет со дня рождения Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. Целый век! В советские годы пионерия объединяла большую часть детей от 9-ти лет и до 14-ти. Неудивительно, что этот день был одним из главных детских праздников, если не самым значительным.

Наши дети уже почти ничего не знают о том времени. Да и многие взрослые тоже. С распадом СССР исчезла и пионерская организация. Рождённые в конце 80-х и начале 90-х годов прошлого столетия никогда не были пионерами и часто имеют весьма смутное представление о пионерском движении. Мы же, чья жизнь перевалила за пятый, а то и за шестой десяток, хорошо помним те счастливые времена, когда носили красные галстуки.

Дошкольный и, соответственно, допионерский период моего детства проходил в патриархальной аполитичной деревенской обстановке. Телевизора не было, правда был патефон с пластинками.  Всё какое-то развлечение. Читать я более-менее научился годам к шести по нескольким имеющимся у меня детским книжкам. Свою способность распознавать буквы я мог применять на практике только во время поездок в город. Там я читал вывески на домах и лозунги, впрочем, не очень понимая их смысл. Даже о «добром дедушке» Ленине и его бессмертных идеях мне никто не рассказывал. Да мне и неинтересно было.

Но вот с  началом обучения в школе,  пришлось в ускоренном темпе догонять своих более идеологически подкованных сверстников, прошедших через ясли и садик. Хотя к первому классу я уже умел и читать, и писать, и даже считать, в политическом плане я сильно отставал от своих одноклассников. Однако, вдохновляемый учителями, я быстро достиг приемлемого уровня классовой сознательности и стал октябрёнком. Был прилежным, любил школу, уважал старших, любил труд, был правдивым и смелым (не всегда), ловким и умелым, в общем, таким, какими и должны были быть «внуки» Ильича по уставу. И мнил себя будущим пионером.

Многие сегодня утверждают, что в пионерскую организацию вступали чуть ли не по принуждению. Нет, это совсем не так. Те, кто так говорит, сами никогда не были пионерами. В то время, в 60-е и 70-е года прошлого века,  дети хотели стать пионерами сами, мечтали об этом. Конечно, этому в немалой степени способствовало и тогдашнее идеологическое окружение, многочисленные книги, фильмы, радиопередачи воспевали подвиги пионеров-героев, делая их примером для подражания. Даже будничная жизнь пионеров казалась насыщенной и интересной. Ну разве это плохо, быть такими же, как Тимур и вся его команда? Или, скажем, Павлик Морозов? Ой, о чём это я?

Не самую последнюю роль играла и красочная пионерская атрибутика. Алые галстуки, такого же цвета пилотки с кисточками, горны и барабаны, костры в ночи — всё это было необычайно интересно и привлекательно. И романтично. Даже сама причастность к такой организации давала повод почувствовать себя более взрослым и значимым. Пионеры, к тому же,  имели свой флаг, гимн и торжественное обещание.

Торжественное обещание
юного пионера.
У пионеров была и своя газета.

При вступлении в ряды пионерской организации школьники давали торжественную клятву «жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия». Пионеры должны были служить примером всем другим детям. Особенно не пионерам.  У пионеров имелись также свои «законы»:

  • Пионер предан Родине, партии, коммунизму.
  • Пионер готовится стать комсомольцем.
  • Пионер держит равнение на героев борьбы и труда.
  • Пионер чтит память павших борцов и готовится стать защитником Родины.
  • Пионер настойчив в учении, труде и спорте.
  • Пионер — честный и верный товарищ, всегда смело стоит за правду.
  • Пионер — товарищ и вожак октябрят.
  • Пионер — друг пионерам и детям трудящихся всех стран.

А чтобы они не забывали о об этих своих законах, их даже печатали на обложках школьных тетрадок наряду с торжественным обещанием, песней «Взвейтесь кострами…», ну и таблицей умножения.
Как нетрудно было догадаться, целью пионерской организации было воспитание этаких маленьких убеждённых коммунистиков, которые в своё время должны были пополнять редеющие ряды ВЛКСМ, а затем и самой КПСС. На пламенный призыв: «Пионер, к борьбе за дело Коммунистической партии Советского Союза будь готов!» — в любое время дня и ночи непременно должен был следовать отзыв: «Всегда готов!»

Как повяжешь галстук, береги его: он ведь с красным знаменем цвета одного…

Щипачев Степан Петрович

Пионером мог стать каждый. Но не сразу. В первую очередь в эту организацию принимали тех, у кого были хорошие оценки и примерное поведение. Ведь в пионерскую организацию берут только лучших из лучших! Мне каким-то образом повезло попасть в список лучших из лучших. Учёба давалась мне легко. Примерное поведение — не очень. Нельзя было сказать, что у меня (впрочем, не у одного меня) в 9 лет сформировались правильные убеждения. Скорее наоборот, в голове был полный сумбур. Но пионером быть хотелось! Совершенно искренне хотелось! И я был невероятно горд, когда им стал! Счастью моему не было предела!

В воображении своём я видел себя мужественным и суровым борцом за дело Ленина. Как и положено настоящему пионеру-ленинцу, следовал (старался, не вру) вышеупомянутым законам пионерии, сам отпаривал себе брюки и чистил ботинки. Научился самостоятельно повязывать галстук. Стирал его и гладил согласно прилагаемой инструкции по эксплуатации. Берёг, одним словом. Как-никак, это целых 55 копеек! И я клялся сам себе никогда не расставаться с дорогим мне пионерским галстуком.

Но всё проходит в этом мире, довольно быстро иссяк и мой «революционный» энтузиазм. Эйфория неожиданно быстро прошла. Былые мои фантазии вызывали у меня смех. Запланированные на летние каникулы добрые дела так и не состоялись. Без всякого пионерско-ленинского пафоса я, точно так же, как и всегда, пас коров, полол и поливал грядки, сушил сено. А в свободное время ходил в лес, на рыбалку, играл с мальчишками в индейцев, гонял на велосипеде. Как и положено в деревне. И нарушил данное самому себе слово никогда не снимать галстук. Я его даже и не одевал.

Осенью моё пионерство продолжилось снова. Теперь уже и все мои одноклассники были приняты в пионерскую организацию, независимо от их успеваемости и поведения. Звание пионера уже не давало повода для гордости, галстук вне школы всё чаще и чаще оказывался в кармане, а не на шее. К тому же, щеголять на улице пионерской атрибутикой считалось неприличным. Да и небезопасным, можно было запросто огрести от местных идеологически отсталых «плохишей». Просто так, для порядка. Не по идеологическим соображениям. «Взвейтесь кострами…» и другие пионерские песни распевались уже без былого вдохновения.

Всё же опыт пионерский, да и комсомольский тоже, я считаю для себя полезным. Он всё-таки меня многому научил. Научил приспосабливаться к жизни, какой бы она не была. Хоть это и не всегда получалось и получается. Без этого опыта не сложились бы мои жизненные принципы и убеждения. Через это определённо стоило пройти. Я трижды нарушил данную когда-то мною клятву верности делу Ленина. Я категорически не приемлю большевизм во всех его проявлениях. Но с уважением отношусь к нашему прошлому.

 

Поделитесь с друзьями
Андрей Ж.
Андрей Ж.
Статей: 33

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.