Шаловский карьер. 40 лет спустя

Про песчаный карьер, что в шести с половиной километрах северо-восточнее деревни Шалово, слышали многие. В соцсетях это место чаще всего фигурирует под названием «Лужские Мальдивы». Описание его изобилует восторженными эпитетами и сопровождается очень красочными фотографиями.

Про песчаный карьер, что в шести с половиной километрах по прямой северо-восточнее деревни Шалово, наслышаны сейчас многие. В сети это место чаще всего фигурирует под названием «Лужские Мальдивы». Описание его изобилует восторженными эпитетами и сопровождается очень красочными фотографиями. Многие, наслышанные благодаря соцсетям о местных красотах, стремятся сюда приехать в надежде снять эффектное селфи. Надо признать, что некоторым это удаётся. Бирюзовая вода, ослепительный белоснежный песок… Никогда не был на Мальдивах (настоящих), но вполне могу допустить уместность такого сравнения.

Шаловский карьер — место, несомненно, очень интересное. Многие, в предвкушении изумительного зрелища, приезжают сюда аж из Петербурга. А что, всего 110 километров по шоссе и ещё 9 километров по совершенно убитой грунтовке. Последний участок вполне реально преодолеть за полчаса. Зато можно не спеша насладиться живописными видами здешних лесов. Для лужан этот путь куда короче.

И далеко не всегда посетители шаловского карьера могут застать ту идиллическую картину, что видели в соцсетях. Лицезреть кристально чистую бирюзовую воду можно лишь в устоявшуюся солнечную безветренную погоду. Очень часто бирюза бывает изрядно приправлена мутью, например, после дождя.

Но, собственно, написать я хотел не об этом. Когда-то, и я уже об этом рассказывал, на месте нынешнего карьера была довольно высокая песчаная гора, скорее, даже плато. Она простиралась приблизительно на километр с запада на восток и, примерно на три четверти километра с севера на юг. На севере гора довольно круто обрывалась к реке Луге, на юге так же круто к Белой (Изорской) дороге. Плоская поверхность горы была покрыта растительностью — травой, островками мха и молодыми сосенками. Встречались островки молоденьких берёзок. Среди этой растительности мы находили множество грибов, в основном маслят и красных. По крутым склонам, среди берёзово-еловой поросли, можно было набрать уйму волнушек. На некоторых участках поверхность была оголена до чистого белоснежного песка, на таких местах ветер создавал волнистость, рябь, как в пустыне. Фантастическое, непривычное для наших мест зрелище! Любые следы на таком песке исчезали довольно быстро. Но не один только песок покрывал гору. Местами на поверхность выступала глина, и на ней можно было найти следы множества животных — мышей, зайцев, лис, барсуков. И тех, встречаться с которыми совсем не планировалось. Такой она была, эта гора. Теперь её нет. На её месте глубокий котлован.

Эта часть поверхности горы покрыта сосновым молодняком. 1976 год.
Эта часть поверхности горы покрыта сосновым молодняком. 1976 год.
А эта часть совсем голая и похожа на пустыню. 1976 год.
Песчаный склон. Начало 80-х годов.
Песчаный склон. Начало 80-х годов.
Вид с горы на реку Лугу. Северный склон, 1982 год.
Вид с горы на реку Лугу. Северный склон, 1982 год.
Ещё один вид с северного склона. 1982 год.
Ещё один вид с северного склона. 1982 год.

Как правило, я очень неохотно посещаю места, где по каким-то причинам не был очень давно, десятки лет. И не потому, что не хочется. Произошедшие за эти годы изменения, по моему опыту, оказываются весьма безрадостными. Так, после начала активного освоения карьера в начале 90-х годов прошлого столетия, я старался избегать этих мест. Неприятно было наблюдать, как исчезает эта огромная гора, памятник природы, свидетель всего того, что произошло здесь за тысячи лет. Может быть, за миллионы. В лесах, примыкающих к западной части карьера я бывал довольно часто, собирая грибы, оттуда мог видеть все происходящие там перемены, но заглядывать дальше, в сам карьер или за карьер, не стремился. Однако, прошлым летом дважды побывал в этих местах. К моему изумлению, вся восточная часть горы, полого спускающаяся от границы карьера и до самой реки, уцелела и сохранилась точно в том виде, в котором я оставил её в далёком 1982 году. Она так же покрыта лесом, как и раньше.

Часть южного склона.
Часть южного склона.
Дорога.
Дорога.
Сквозь лес виден край карьера.
Сквозь лес виден край карьера.
Вид на карьер с восточной стороны.
Вид на карьер с восточной стороны.
Карьер. Лето 2023 года.
Карьер. Лето 2023 года.
Восточная граница карьера.
Восточная граница карьера.
Край карьера.
Край карьера.
Отвесная стена.
Отвесная стена.
Иногда открываются жутковатые картины.
Иногда открываются жутковатые картины.
Слои истории этих мест.
Слои истории этих мест.

Казалось, что ничто за эти 40 лет там не изменилось! Бывают такие места, где время будто бы остановилось. Та же дорога наверх, покрытая бетонными плитами, тот же лес вокруг! Интересно всё же устроена человеческая память! Стоит только взгляду зацепиться за какой-либо знакомый объект, как тут же начинает разматываться цепочка картинок из прошлого, постепенно память восстанавливает давно забытые подробности, связанные с этими местами. И возникает ощущение, будто был здесь ещё вчера! А прошло 40 лет, добрая половина жизни. Вот дорога, которая ведёт к реке, вот и едва заметная, такая знакомая тропинка вдоль берега! Вид с холма на пойму Луги, кажется, тоже совсем не изменился. Вспомнилась и до слёз знакомая лединка, где когда-то собирал грузди. Каждый здешний валун будит воспоминания. Самое удивительное, что сохранились даже полусгнившие опоры моста через Лугу! А мост был разрушен ещё в 40-е, во время войны, и после не восстанавливался. Было, о чём повспоминать и рассказать детям.

Не могли мы не взглянуть и на сам карьер с восточной стороны. На протяжении всех этих лет мы его наблюдали только с противоположной, западной. Для кого-то зрелище завораживающее, для меня — скорее грустное. Я помню другие времена. К счастью, часть этого великолепного памятника природы ещё цела. Надолго ли? На отвесных 10-метровых стенках карьера запечатлена геологическая история наших шаловских мест, слой за слоем. Есть, чем заняться учёному сообществу. Кстати, в материалах одного уважаемого института, ещё недавно носившего развесёлое название «ВСЕГЕИ» это место почему-то фигурирует, как «разрез Зелёное озеро».

Лесная дорога.
Лесная дорога.
Дорога к переправе.
Дорога к переправе.
Здесь был мост.
Здесь был мост.
Вид на реку Лугу.
Уцелевшие опоры моста.
Уцелевшие опоры моста.
Лесная дорога.
Лесная дорога.

Ну и напоследок. Эта моя ностальгическая заметка никак не является призывом к посещению карьера. Разве что, с исключительно с познавательной целью и тем, кому интересна история лужских мест. Карьер действующий и находится в частном владении. А частная собственность у нас — дело святое. Особенно, если ей владеют солидные структуры, близкие к власти. Поэтому приезжать сюда на отдых, тем более с детьми, я бы не рекомендовал. Во-первых, есть риск столкнуться с представителями правоохранительных органов. И охранять они будут отнюдь не ваше право на отдых. Во-вторых, ожидания, навеянные эффектными фотографиями и восторженными отзывами в благонадёжных (и не очень) социальных сетях, скорее всего не оправдаются. В третьих, это может быть просто опасно, особенно для непривычных к таким условиям горожан. Отвесные стенки грозят обвалами, а слой почвы под ногами таит не только валуны, но и пустоты. Коварные пески уже похоронили под собой немало беспечных граждан.

Поделитесь с друзьями
Андрей Ж.
Андрей Ж.
Статей: 135