Лужские катастрофы. Дела давние

Летом 1902 года, одно за другим, произошло два события, которые репортёры петербургских газет никак не могли обойти стороной. События трагические, с человеческими жертвами, а именно такие и привлекают, в основном, внимание обычно сонной столичной публики.

Как я уже отмечал, в начале прошлого века столичная пресса Лугу не жаловала. С точки зрения рядового петербургского обывателя, здесь не случалось, да и не могло случиться чего-либо заслуживающего внимания. Однако, летом 1902 года, одно за другим, произошло два события, которые репортёры петербургских газет никак не могли обойти стороной. События трагические, с человеческими жертвами, а именно такие и привлекают, в основном, внимание обычно сонной столичной публики.

Катастрофа близ станции Преображенская

Катастрофа произошла на 106-й версте (113 км) Петербургско-Варшавской железной дороги. Дорога эксплуатировалась уже четыре десятка лет и серьёзных аварий на этом участке не случалось. Но вот… Не буду пересказывать, дам слово очевидцу.

16-го iюня, въ 4 часа дня, по линiи петербургско-варшавской желѣзной дороги, на 106 верстѣ, около ст. Преображенской, потерпѣл крушенiе пассажирскiй поѣздъ, въ составѣ двухъ паровозовъ, товарнаго и 9 классныхъ вагоновъ. Первый паровозъ легъ на бокъ, загромождая оба пути, второй — также упалъ. Семь вагоновь сошли съ рельсъ, телѣжки нѣкоторыхъ изъ нихъ разрушены, но кузова остались цѣлы. Путь оказался повреждсннымъ на 60 саженъ.
Крушенiе не обошлось безъ человѣческихъ жертвъ. Убиты: поѣздной кочегаръ Павелъ Лаевскiй и пассажиръ А. А. Данненбергъ, бухгалтеръ стекляннаго завода русско-бельгiйскаго общества. Тяжело раненъ крестьянин Иванъ Ефимовъ, легко ранены: студентъ института инженеровъ путей сообщенiя А. П. Вернеръ и дочь полковника В. М. Мамчичъ. По словамъ одного изъ очевидцевъ катастрофы, крушенiе могло повлечь гибель гораздо большаго числа жертвъ, если бы оно произошло на насыпи, а не въ выемкѣ, въ бока которой первый паровозъ и уперся, сойдя съ рельсъ. Пассажиры узнали о катастрофѣ по сильному толчку, сбросившему многихъ съ мѣстъ, и страшному треску. Поднялся переполохъ, всѣ кинулись къ дверямъ, но въ большинствѣ вагоновъ выходовъ не оказалось; черезъ двери могли выйти лишь пассажиры заднихъ вагоновъ, остальные же выбирались черезь окна. Отъ силы удара вагоновъ другъ о друга поломались площадки, и всѣ бывшiе на нихъ въ моментъ катастрофы, сильно пострадали. Первымъ замѣтили трупъ кочегара Павла Лаевскаго, сброшеннаго на полотно; у несчастнаго была раздроблена грудь и голова. Затѣмъ, слѣдуя по направленiю раздававшихся стоновъ, увидѣли болтающiяся между колесъ чьи-то ноги. Это защемило сплюснувшимися вагонами стоявшаго на площадкѣ крестьянина Ефимова. Другой, г. Данненбергъ, какъ стоялъ на площадкѣ вагона, такъ и остался: его почти сплющило. Но какъ трупъ Данненберга, такъ и раненаго Ефимова удалось извлечь не скоро. Вспомогательный поѣздъ съ медицинскимъ персоналомъ и рабочими явился черезъ полчаса, и освободить несчастныхъ изъ-подъ обломковъ вагоновъ стоило большого труда. Только послѣ трехчасовыхъ усилiй удалось высвободить Ефимова. Туловище его было скоро освобождено, такъ какъ вскрыли стѣнку и крышу вагона, но съ ногами его пришлось долго повозиться: были пущены въ ходъ и зубила, и разные другiе инструменты. Всѣ кости на ногахъ оказались у него раздробленными. И, несмотря на это, онъ былъ въ полномъ сознанiи, но вскорѣ скончался.
Причины катастрофы еще не выяснены, и разслѣдованiемъ этого вопроса специально заняты какъ судебныя власти, такъ и спецiалисты-инженеры, командированные министерствомъ путей сообщенiя.

Нива №26 от 26 июня 1902 г.
Крушение поезда около ст. Преображенской. Фотография из газеты "Нива".
Крушение поезда около ст. Преображенской. Фотография из газеты «Нива».
Крушение, вид с другой стороны. Фотография из газеты "Нива".
Крушение, вид с другой стороны. Фотография из газеты «Нива».

Причины катастрофы так и остались невыясненными. Встречал мнение, что здесь сыграл свою роль пресловутый «человеческий фактор». Пути, якобы были повреждены. То ли нерадивость путевых рабочих, то ли чей-то злой умысел… Они и послужили причиной трагедии.

Катастрофа парохода «Луга»

Другое происшествие, случившееся немногим позже, этим же летом, вызвало куда больший интерес у столичных репортёров. Множество петербургских изданий и даже московские газеты писали об этом инциденте. «Нива», «Новое время», «Петербургский листок», «Новости дня»  и другие газеты почти слово в слово повторяли друг друга, описывая катастрофу, не скупились на красочные эпитеты, делали невероятные выводы. Словом, можно было очень много чего узнать о лужском кораблекрушении и о его причинах. Опять же предоставлю слово одному из этих изданий.

Въ четвертомъ часу дня 29-го iюня на небольшой и мелкой рѣкѣ Лугѣ случилось крупное, по количеству человѣческихъ жертвъ, несчастiе: перевернулся и затонулъ съ пассажирами небольшой пароходъ «Луга», совершавший рейсы между ст. Преображенской, варшавской жел. дор., и мѣст. Хилокь.
На этомъ пароходикѣ (а равно и на двухъ другiхъ подобныхъ же суденышкахъ того же владельца) ѣздять преимущественно крестьяне деревень, расположенныхъ по теченiю р. Луги. Въ злополучный день 29-го iюня «Луга» отошла отъ ст. Преображенской, биткомъ набитая сѣрымъ народомъ, спѣшившимъ изъ столицы къ себѣ въ родныя мѣста на сѣнокосъ. На палубу и въ каюту 2-го класса было принято около 80 человѣкъ и, кромѣ того, болѣе 40 пудовь груза.
Это количество пассажировъ и клади, ничтожное для какого-либо большого парохода, для крошечной «Луги» явилось роковымъ, тѣм болѣе, что «Луга» была удивительно нелѣпо построена и отличалась крайней неустойчивостью. Почти всегда этотъ пароходикъ ходилъ «бокомъ» и постоянно имѣлъ ясно выраженныя намѣренiя перевернуться. Во избѣжанiе такихъ случаевъ, рулевые, обыкновенно, заставляли пассажировъ бѣгать отъ одного борта къ другому для того, чтобы удерживать качающiйся пароходъ въ состоянии равновѣсiя.
Въ описываемый день равновѣсiе парохода страдало въ особенной степени: несмотря на уже достаточно известную валкость «Луги», ее вплотную переполнили пассажирами, и при томъ, благодаря особой «системѣ размѣщенiя груза, и товаръ, и пассажиры главнымъ образомъ сгруппировались на палубѣ, т. е. наверху, а не на днѣ судна. Неустойчивость получилась изумительная. Къ тому же «Лугой» управлялъ, въ качествѣ «капитана» (онъ же и рулевой), молоденькiй паренекъ, совершенно, повидимому, неопытный въ этомъ дѣлѣ.
Такимъ образомъ, катастрофу подготовили весьма тщательно, и она не замедлила разыграться спустя 2—3 часа по отходѣ со ст. Преображенской, на разстоянiи 30 верстъ отъ м. Хилокъ.
Рѣка Луга очень извилиста и имѣетъ довольно крутыя колѣна. Подходя къ одному изъ такихъ колѣнъ у деревни Вязъ, рулевой «Луги» рѣзко повернулъ пароходъ къ берегу. И въ этотъ моментъ пароходъ безъ толчка, безъ шума покачнулся и быстро упалъ на бокъ. «Люди посыпались въ воду, какъ камни»,—разсказываютъ очевидцы. Но тѣ, ктo упалъ съ палубы, оказались еще въ хорошемъ положенiи: ихъ живо подобрали на лодки крестьяне Вяза, и у нихъ лишь уплылъ багажъ. Истинная же катастрофа произошла въ тѣсной и глухой каютѣ парохода, въ которой находилось болѣе 15 человѣкъ. Они не успѣли выбраться изъ своей клѣтки и почти всѣ погибли. Въ моментъ паденiя парохода въ каютѣ разыгрались ужасныя сцены дикой борьбы за жизнь: люди кидались къ окнамъ, отталкивали другъ друга отъ этихъ единственныхъ выходовъ, губили другъ друга и гибли сами… Тѣ, кто вылѣзъ сквозь окна, были изрѣзаны разбитыми стеклами.
Утонуло 15 человѣкъ. Трупы ихъ были извлечены водолазомъ, спецiально вызваннымъ къ мѣсту катастрофы, и сложены въ некрашеныхъ гробахъ на береговой площадкѣ противъ затонувшаго парохода. Родственниковъ оповѣстили немедленно, но они явились лишь 1-го—2-го iюля. Тяжелыя сцены разыгрывались въ теченiе этихъ дней у некрашеныхъ гробовъ, стоявшихъ на берегу!
Убытковъ покамѣстъ заявлено очень мало (всего до 1.200 руб.), и возможно, что юридически-безпомощныя жертвы этой возмутительной катастрофы ничего не получать съ владѣльцевъ (гг. Плетцеръ и Дашковъ) затонувшей «Луги».
«Луга» имѣла въ длину 56 футовъ, въ ширину 13 фут., а въ вышину 20 футовъ! Уже однѣ эти цифры и ихъ взаимное соотношенiе ясно указываетъ даже для профана, какова должна была быть устойчивость этого, съ позволенiя сказать, парохода, и при всемъ томъ онъ ходилъ по рѣкѣ, возилъ пассажиров, да еще сверхъ того грузился крайне неосторожно и неряшливо.
На крошечной pѣкѣ при крушенiи крошечнаго парохода погибло столько жертвъ, сколько не погибало за последнее время даже при крушенiяхъ и пожарахъ большихъ волжскихъ пароходовъ. Пароходъ «Самолетъ», сгорѣвшiй въ 1896 г., погубилъ всего три человѣческихъ жизни; пароходъ «Государыня» (2—3 года тому назадъ) — всего одну. При пожарѣ камскаго парохода «Григорiй» (сгорѣлъ ночью) не погибло никого. Столкновение парохода «Димитрiй» съ баржею (выше Новгорода), являющееся однимъ изъ крупнѣйшихъ пароходныхъ несчастiй за истекшiя 5—6 лѣтъ, унесло въ могилу около 10 человѣкъ. А вѣдь всѣ эти пароходы не чета «Лугѣ»: нормальная вместимость ихъ отъ 6 до 20 тысячъ пудовъ груза и до 500—600 человѣкъ пассажировъ!

Нива №28 от 13 июля 1902 г.

Или вот ещё не менее колоритный репортаж некоего явно перевозбуждённого «Борея» из «Петербургского листка». Он прямо-таки уверен в правильности своих умозаключений, хотя постоянно коверкает фамилию директора пароходной компании. Впрочем, в отдельных моментах с автором заметки трудно не согласиться.

Еще одна „дачная» катастрофа… Недурное прибавленiе ко всѣмь прелестямъ жизни на дачѣ! Дожди и катастрофы, не знаю, что чаще. Ужасно неудачное лѣто! Крушенiе поѣзда на Варшавской дорогѣ. Не успѣло остыть произведенное имъ впечатлѣнiе, как тамъ же, близъ той же желѣзнодорожной линiи, происходитъ страшная катастрофа съ пароходомъ «Луга», и гибнутъ десятки пассажировъ.
Есть отъ чего сдѣлаться мнительнымъ. Страховыя общества въ родѣ «Россiи» должны процвѣсти въ самое короткое время.
— Позвольте застраховаться! — подойдетъ дачникъ къ кiоску на станцiи.
— На случай увѣчья? — спроситъ «страховая барышня».
— Прямо жизнь, mademoiselle, страхуйте! Все равно, если поѣзд не изувѣчитъ, такъ буду утопленникомъ. Фаталите!
Увы! Неизвѣстно, попадемъ ли теперь съ дачи на службу или со службы домой? ѣдешь спокойно, съ увѣренностью и портфелем подъ мышкой, и вдругъ — „Тятя, тятя! наши сѣти Притащили    мертвеца!» Вмѣсто исправнаго, аккуратнаго служащаго — утопленникъ. Такова судьба… И добро-бы катастрофы происходила въ, морѣ или океанѣ, а не на какой-то Лугѣ, гдѣ даже   утонуть обидно.
Но разберемся въ причинахъ этой странной «лужской» катастрофы, где «Луга» на Лугѣ утонула. Послѣ катастрофы, происшедшей на Нѣве съ пароходомъ «Рыбка» весной, во время ледохода, — это второй случай нашихъ рѣчныхъ «аварий». Вслѣдъ за «Рыбкой» въ воду нырнула «Луга». Пароходъ этотъ не старый, построенный въ 1895 году на заводе Ланге въ Ригѣ. Он считался лучшимъ пароходомъ преображенскаго Общества пароходства. Что-же его погубило? Быстрое теченiе Луги, поворотъ и загибъ рѣки на мѣсте катастрофы? «Скалы и тайныя мели» здѣсь, кажется, не существуютъ. Бурь на Лугѣ не бываетъ. Даже «Вязская котловина», гдѣ погибъ пароходъ, — восве не таинственный омутъ, гдѣ черти и русалки водятся. Причину катастрофы я вижу въ г. Плецерѣ. Г. Плецеръ — торговецъ, имѣющiй лавки въ Преображенской, и, въ то-же время, отнынѣ знаменитый арендаторъ преображенскаго Общества пароходства. Онъ торгуетъ дегтемъ, ветчиной и пускает пароходы по Лугѣ. Дѣло коммерческое. Взявъ пароходы въ аренду, г. плецеръ, разумѣется, извлекаетъ изъ нихъ наибольшую выгоду. Злополучная «Луга» была до такой степени нагружена людьми, багажомъ и товарами, что скорѣе напоминала бочку съ сельдями, чѣмъ пароход. Но бочка, вѣроятно, плавала-бы лучше. «Луга» была пароход рѣчной, плоскодонный. Правильная нагрузка для нея была важнѣе, чѣмъ для морского судна, болѣе устойчиваго. Но пельцеровская пароходная администрацiя, очевидно, преслѣдовала одинъ принципъ нагрузки: — Вали больше! И валили все: срочный грузъ, багажъ, пассажировъ. Палуба третьяго класса была такъ завалена, что публику почище изъ третьяго класса переводили во второй. Наконец, у Красной горы на «Лугу» пересадили часть пассажиров съ парохода «Забава». Но тутъ уже было не до забавы. Чаша, такъ сказать, была переполнена. Пароходъ, обремененный грузомъ, сталъ переваливаться съ боку на бокъ, и достаточно было шкиперу круто повернуть руль на поворотѣ, чтобы «Луга» черпнула бортами воду и погрузилась на дно. Тут произошли обычныя сцены наших рѣчныхъ и морскихъ катастрофъ. Все, какъ по писанному. Тонутъ ли «Владимиръ» и «Коцебу» на черномъ морѣ или «Луга» на Лугѣ, — одинаково не хватаетъ средствъ для спасенiя. Одинаково гибнутъ пассажиры и спасаются пароходная прислуга и администрацiя. На «Лугѣ» можно было воспользоваться только двумя спасательными кругами изъ четырехъ. Шкипер оказался «на высотѣ». Онъ плохо нагрузилъ пароходъ, неумѣло далъ поворотъ рулемъ и, будучи на высотѣ своей капитанской рубки, благополучно прыгнул съ нея въ воду, когда десятки пассажировъ захлебывались въ запертой каютѣ. Эта каюта стала гробомъ для многихъ. Предполагаютъ, что тамъ скрывается масса труповъ. Зато изъ пароходной администрацiи утонулъ одинъ кассиръ Рейнфранкъ, вероятно подъ тяжестью золота, полученнаго за неумѣренную нагрузку парохода. Изъ водяной могилы уже встаютъ передъ нами тѣни утопленниковъ. Онѣ, какъ въ балладѣ Пушкина, долго будутъ стучаться подъ окномъ пароходнаго арендатора г. Плецера. Этот посинѣлый трупъ женщины съ мертвымъ ребенкомъ, прижатымъ къ груди. Распухшiя тѣла, всплывающiя на водѣ… Ужасныя сцены! «Вязская котловина» на рѣкѣ Лугѣ теперь будетъ пользоваться дурной славой въ народѣ. Дурная слава пойдетъ и о Преображенском обществѣ пароходства. Даже г. Плецеръ врядъ-ли доволенъ. Пожадничавъ съ нагрузкой, онъ лишился парохода. Такъ мужикъ зарѣзал курицу, которая несла ему золотыя яйца.
Впрочем, лужская катастрофа не лишена морали. Отдавая пароходы въ руки такихъ моряковъ, какъ преображенскiе лавочники, не худо-бы установить надъ ними контроль. Пароходъ — морской конь и, если не падает подъ тяжестью непомѣрной ноши, то идетъ ко дну.

Петербургский листок № 179 от 3 июля 1902 г.
Затонувшая "Луга". Фото из газеты "Нива".
Затонувшая «Луга». Фото из газеты «Нива».
Место затопления парохода "Луга" на карте OpenStreetMap.
Место затопления парохода «Луга» на карте OpenStreetMap.
Изображение из газеты того времени.

Надо сказать, что оба описанных мною случая дают немало поводов для размышления. Крушение поезда на совершенно прямолинейном участке дороги! Что может быть более странным? Если при таких условиях паровоз «легъ на бокъ» — это могло быть вызвано либо неисправностью самого паровоза, либо повреждением пути. Все иные варианты маловероятны.

А вот с потоплением «Луги» не всё так просто. Здесь и жертв существенно больше. Может именно поэтому  этот случай и вызвал такой ажиотаж среди работников прессы. Публикаций в газетах было множество, и довольно эмоциональных. Многие брали на себя смелость делать просто сенсационные выводы.

Хотя крайних нашли довольно скоро, как это часто у нас бывает. Виновными были названы инженеры Олехнович и Налегако — их и привлекли к уголовной ответственности, как допустивших негодный пароход к эксплуатации. В то время ходило немало слухов о крайней неустойчивости судна, которая и послужила причиной трагедии. Но так ли это?

«Луга» была построена в 1895 году на верфи «Ланге и сын» («Lange un dēls») в Риге. Трудно было бы предположить, что кораблестроители плохо знали своё дело, ведь они выполняли и заказы военно-морского флота России. Поэтому логичнее было бы считать, что «Луга» мало отличалась в ту или иную сторону от других речных пароходов того времени. Достаточно типовая конструкция.

«Луга» была двухвинтовым плоскодонным судном длиной 38 футов (11.58 м), 13 футов шириной (3.96 м) и 20 футов (около 6 м) высотой. И что ж? По мнению самоуверенных газетчиков «…однѣ эти цифры и ихъ взаимное соотношенiе ясно указываетъ даже для профана…». Однако для человека, обладающими хотя бы скромными познаниями в физике, сами по себе эти цифры, как и их «взаимное соотношение» ровно ни о чём не говорят. Плоское дно? Опять же не причина назвать пароход плохим, практически все суда для мелководных речек — плоскодонные. И в наше время. Остойчивость их от этого никак не страдает, а высокие мореходные качества на тихих речках им как-то и не нужны. Так что, повышенная валкость парохода вполне могла «достигаться» его неумеренной и неграмотной загрузкой. Это был первый шаг к катастрофе.

Теперь об обвинениях в адрес владельца. В 1900 году пароход приобрёл действительный статский советник П. Я. Дашков, хозяин  усадьбы «Надбелье». Кроме «Луги», у него было ещё 3 парохода, которые он передал в аренду Преображенскому речному пароходству. Директором же пароходства был П. П. Плетцер, довольно уважаемый человек, которого считают одним из основателей пассажирского сообщения на реке Луге. А кто же «командовал» этими лужскими пароходами? Рулевым «Луги» в тот день был «… молодой паренекъ лѣтъ подъ 20 Тимофей Егоровъ, — озорной мальчишка …». И это как-раз был второй шаг к произошедшей трагедии. И в этом несомненная вина если не самого Плетцера, то пароходной администрации, допустившей к управлению судном неопытного и безответственного «озорника».


Хочется добавить, что подобные происшествия случались, как назло, именно в круглые для Луги даты. Вышеупомянутые инциденты произошли с год 125-летия города. Падение самолёта в деревне Шалово — в год 200-летнего юбилея. А в прошлом году весной в Лужском районе упал МиГ-31. К счастью, без жертв. В прошлом году Луга отпраздновала своё 245-летие. Странные совпадения.

Поделитесь с друзьями
Андрей Ж.
Андрей Ж.
Статей: 140